Что делать?
19 марта 2019 г.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Дайджест по книге Ивана Бло «Прямая демократия. Единственный шанс для человечества». М: Книжный мир, 2015.

Иван Бло – доктор экономических наук, бывший депутат французского парламента, бывший депутат Европарламента, автор множества работ по прямой демократии и западным политическим институтам.

 

Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.

Избежать уклона в олигархию помогает прямая демократия – референдумы с правом вето на принятые законы и народная инициатива выдвигать новые. Она удачно работает в Швейцарии, где с 1948 г. через референдумы прошло более 200 законопроектов, из которых были одобрены 70%. В этой сфере интересен также опыт Италии и Германии.

Швейцарские коммуны контролируют треть бюджетных расходов, могут выступить с законодательными инициативами, в частности, по налогообложению. Граждане вправе потребовать вынести на референдум закон, принятый парламентом. Для этого им надо собрать 50 тысяч подписей (1% избирателей, 8 кантонов) в течение 100 дней. В это время закон не действует. Он вступит в силу лишь после одобрения большинством поданных голосов.

Чтобы инициировать внесение конкретного изменения в Конституцию, предстоит собрать уже 100 тысяч подписей (2% избирателей), на что отводится 18 месяцев. Парламент дает свою оценку предложению и может выдвинуть контрпредложение. Тогда на голосование выносятся оба проекта. До завершения сбора подписей парламент и правительство имеют время на то, чтобы отреагировать на инициативу. Референдум должен состояться не позднее, чем через 4 года. Столь длительный срок позволяет гражданам хорошо изучить вопрос и сформировать свое мнение. Если инициаторы видят, что парламент в должной мере занимается проектом, они считают свою миссию выполненной и отказываются от референдума.

Швейцарская Конституция обязывает радио и телеканалы уважать различные мнения, освещать их сбалансировано. Каждый избиратель до голосования получает от правительства информационную брошюру. В ней приведены выносимый на голосование текст и проект закона, аргументы авторов инициативы, рекомендации парламента и правительства. Социологические исследования фиксируют слабое влияние финансов на результаты голосования, они не могут перебить волну общественного мнения. В референдумах участвуют в среднем 44% граждан (в национальных выборах – 45%). Это высокий показатель, если учесть, что ежегодно каждому гражданину Швейцарии на референдумах задают по 30–40 вопросов.

Результатом прямой демократии в Швейцарии стала устойчивая политическая стабильность и доверие к власти. Поскольку народная инициатива дает возможность гражданам выражать свое мнение, выступить с законопроектами, нет необходимости в демонстрациях и забастовках. 80% швейцарцев считают, что могут влиять на политику своей страны (в отличие от 40% французов и нескольких процентов россиян). Правительство управляет страной в согласии с народом, а не продавливает свои идеи любой ценой. Прямая демократия принесла и высокие экономические результаты. В Швейцарии с того момента, как там установили институты прямой демократии, налоги снизились на 30%, бюджетные расходы – на 30%, государственный долг – на 50%.

Чиновник, разрабатывающий новый налог, не ощущает его на себе так, как это ощущает мелкий предприниматель. Депутат, голосуя за законопроект, знает, что от его голосования зависит его политическая карьера. Они не понимают «житейскую сущность» проекта. Смысл народных инициатив и референдумов состоит в том, чтобы при принятии решений задействовать знания непосредственных потребителей норм законов. Референдумы и народные инициативы по вопросам иммиграции существенно ужесточили швейцарское законодательство. Это не смогли бы сделать по собственной инициативе ни парламент, ни правительство.

Благодаря референдумам и народной инициативе права швейцарцев гораздо более весомы, чем права французов, которые часто протестуют, выходя на улицы, но при этом позволяют политикам обходиться с собою, как с несовершеннолетними. Прямая демократия не препятствует парламенту выполнять его функции, но противодействует влиянию на него олигархических групп, как это происходит в политических режимах, основанных на парламентской демократии, подобных французской. Прямая демократия позволяет воспользоваться правами молчаливого большинства, которые игнорируют олигархи. Предоставленная народу возможность принимать участие в законодательстве не ставит под вопрос представительную демократию. На референдум не может выноситься вопрос о вотуме недоверия парламенту. Прямая демократия усиливает ответственность граждан, поскольку практика проведения референдумов побуждает людей изучать информацию по вопросу, размышлять, привлекать свой жизненный опыт и принимать разумное решение.

Паскаль Сален, вслед за Гербертом Спенсером, показал в своей книге «Вернуться в капитализм», что западный мир обречен на катастрофу, потому что находится в руках олигархов, которые, прежде всего, управляющие, а не собственники. Они распоряжаются не своими, а чужими деньгами, и, если допускают ошибки, то уходят, но с «золотыми парашютами». Они приносят долгосрочные интересы в жертву краткосрочным. Только прямая демократия может сдерживать эти отклонения, потому что простой избиратель как раз и является собственником, а не управляющим на короткий срок. Он обязан позаботиться о всей своей жизни, а не о «сроке полномочий», о своей семье и детях. То есть на референдуме избиратель исходит из долгосрочной логики, которой не пользуется управляющий. Но, будем объективными: установление прямой демократии практически невозможно без наступления в стране серьезного политического кризиса.

 

Фото: PA Images\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть III (дайджест)
26 ФЕВРАЛЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Промышленная революция повлияла на все сферы английской экономической жизни. Этот динамичный процесс начался благодаря институциональным изменениям, берущим начало в Славной революции. После 1688 года всё больше средств вкладывалось в строительство каналов и платных дорог. Эти инвестиции снижали стоимость транспортных услуг и явились важным условием для начала промышленной революции.
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть II (дайджест)
20 ФЕВРАЛЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
В 1346 году бубонная чума, «чёрная смерть», достигла генуэзской колонии Тана в устье реки Дон на Азовском море. Чума, переносчиками которой были жившие на крысах блохи, пришла в Европу из Восточной Азии вместе с товарами, которые шли по великой трансазиатской торговой артерии — Шёлковому пути. Весной 1348 года она распространилась по Франции, Северной Африке и Италии и убивала примерно половину населения каждой территории, которой она достигала.
Почему одни страны богатые, а другие бедные
18 ФЕВРАЛЯ 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Мы живём в мире, полном неравенства. Различия между разными странами напоминают различия между двумя частями Ногалеса (город, разделённый границей между Мексикой и США), только в большем масштабе... Причина того, что Ногалес, штат Аризона, гораздо богаче, чем Ногалес, штат Сонора, проста: совершенно разные институты по обе стороны границы создают совершенно разные стимулы для граждан. Соединённые Штаты гораздо богаче Мексики или Перу благодаря стимулам, которые их институты, и политические, и экономические, создают для граждан, бизнесменов и политиков.
Будущее России в ее прошлом
18 ФЕВРАЛЯ 2019 // ИГОРЬ КОН
Если идти вперед, глядя назад, ты даже на ровном месте будешь спотыкаться и падать. Но это верно лишь для тех, кто куда-то идет. Тем же, кто бродит по цепи кругом, будущее не сулит ничего нового. Давно сказано, что у России непредсказуемое прошлое, потому что ее историю постоянно переписывают в интересах меняющихся начальников (достоверно известно, что Иван Грозный собственноручно редактировал русские летописи). Зато в нем кристально ясно отражается наше будущее. Если не считать всем известных Дорог и Дураков, в российской истории четыре константы: Славное Прошлое, Плохие Соседи, Мудрый Вождь и Светлое Будущее.