Что делать?
21 июля 2018 г.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Дайджест по книге Ивана Бло «Прямая демократия. Единственный шанс для человечества». М: Книжный мир, 2015.

Иван Бло – доктор экономических наук, бывший депутат французского парламента, бывший депутат Европарламента, автор множества работ по прямой демократии и западным политическим институтам.

 

Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.

Избежать уклона в олигархию помогает прямая демократия – референдумы с правом вето на принятые законы и народная инициатива выдвигать новые. Она удачно работает в Швейцарии, где с 1948 г. через референдумы прошло более 200 законопроектов, из которых были одобрены 70%. В этой сфере интересен также опыт Италии и Германии.

Швейцарские коммуны контролируют треть бюджетных расходов, могут выступить с законодательными инициативами, в частности, по налогообложению. Граждане вправе потребовать вынести на референдум закон, принятый парламентом. Для этого им надо собрать 50 тысяч подписей (1% избирателей, 8 кантонов) в течение 100 дней. В это время закон не действует. Он вступит в силу лишь после одобрения большинством поданных голосов.

Чтобы инициировать внесение конкретного изменения в Конституцию, предстоит собрать уже 100 тысяч подписей (2% избирателей), на что отводится 18 месяцев. Парламент дает свою оценку предложению и может выдвинуть контрпредложение. Тогда на голосование выносятся оба проекта. До завершения сбора подписей парламент и правительство имеют время на то, чтобы отреагировать на инициативу. Референдум должен состояться не позднее, чем через 4 года. Столь длительный срок позволяет гражданам хорошо изучить вопрос и сформировать свое мнение. Если инициаторы видят, что парламент в должной мере занимается проектом, они считают свою миссию выполненной и отказываются от референдума.

Швейцарская Конституция обязывает радио и телеканалы уважать различные мнения, освещать их сбалансировано. Каждый избиратель до голосования получает от правительства информационную брошюру. В ней приведены выносимый на голосование текст и проект закона, аргументы авторов инициативы, рекомендации парламента и правительства. Социологические исследования фиксируют слабое влияние финансов на результаты голосования, они не могут перебить волну общественного мнения. В референдумах участвуют в среднем 44% граждан (в национальных выборах – 45%). Это высокий показатель, если учесть, что ежегодно каждому гражданину Швейцарии на референдумах задают по 30–40 вопросов.

Результатом прямой демократии в Швейцарии стала устойчивая политическая стабильность и доверие к власти. Поскольку народная инициатива дает возможность гражданам выражать свое мнение, выступить с законопроектами, нет необходимости в демонстрациях и забастовках. 80% швейцарцев считают, что могут влиять на политику своей страны (в отличие от 40% французов и нескольких процентов россиян). Правительство управляет страной в согласии с народом, а не продавливает свои идеи любой ценой. Прямая демократия принесла и высокие экономические результаты. В Швейцарии с того момента, как там установили институты прямой демократии, налоги снизились на 30%, бюджетные расходы – на 30%, государственный долг – на 50%.

Чиновник, разрабатывающий новый налог, не ощущает его на себе так, как это ощущает мелкий предприниматель. Депутат, голосуя за законопроект, знает, что от его голосования зависит его политическая карьера. Они не понимают «житейскую сущность» проекта. Смысл народных инициатив и референдумов состоит в том, чтобы при принятии решений задействовать знания непосредственных потребителей норм законов. Референдумы и народные инициативы по вопросам иммиграции существенно ужесточили швейцарское законодательство. Это не смогли бы сделать по собственной инициативе ни парламент, ни правительство.

Благодаря референдумам и народной инициативе права швейцарцев гораздо более весомы, чем права французов, которые часто протестуют, выходя на улицы, но при этом позволяют политикам обходиться с собою, как с несовершеннолетними. Прямая демократия не препятствует парламенту выполнять его функции, но противодействует влиянию на него олигархических групп, как это происходит в политических режимах, основанных на парламентской демократии, подобных французской. Прямая демократия позволяет воспользоваться правами молчаливого большинства, которые игнорируют олигархи. Предоставленная народу возможность принимать участие в законодательстве не ставит под вопрос представительную демократию. На референдум не может выноситься вопрос о вотуме недоверия парламенту. Прямая демократия усиливает ответственность граждан, поскольку практика проведения референдумов побуждает людей изучать информацию по вопросу, размышлять, привлекать свой жизненный опыт и принимать разумное решение.

Паскаль Сален, вслед за Гербертом Спенсером, показал в своей книге «Вернуться в капитализм», что западный мир обречен на катастрофу, потому что находится в руках олигархов, которые, прежде всего, управляющие, а не собственники. Они распоряжаются не своими, а чужими деньгами, и, если допускают ошибки, то уходят, но с «золотыми парашютами». Они приносят долгосрочные интересы в жертву краткосрочным. Только прямая демократия может сдерживать эти отклонения, потому что простой избиратель как раз и является собственником, а не управляющим на короткий срок. Он обязан позаботиться о всей своей жизни, а не о «сроке полномочий», о своей семье и детях. То есть на референдуме избиратель исходит из долгосрочной логики, которой не пользуется управляющий. Но, будем объективными: установление прямой демократии практически невозможно без наступления в стране серьезного политического кризиса.

 

Фото: PA Images\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плюсы и минусы пенсионных систем
12 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Часто люди задают вопрос: нельзя ли в России пенсионную систему сделать разумной, гарантирующей пенсионерам достойную жизнь, чтобы пожилые люди, как в Европе, могли ездить отдыхать на море? Отвечая на этот вопрос, начнем с определений. Традиционная государственная пенсионная система, действующая в России  и в странах Европы, — это страховая распределительная система. Правильнее ее называть перераспределительной или солидарной, так как она основана на солидарности поколений. В ней работающий платит за неработающего, точнее, работодатель, урезая зарплату работающему, перечисляет его пенсионный взнос в Пенсионный фонд.
Древние истоки нашей политической культуры
6 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Российская власть демонстрирует жестокость и произвол по отношению к подданным, начиная с княжеских разборок X–XII вв., царствования Ивана Калиты, затем Ивана Грозного и далее – Петра I, императриц XVIII в. Московское завоевание Великого Новгорода и Твери сопровождалось массовыми убийствами горожан и последующим заселением городов выходцами из Московии. Опричнина разделила народ на две части, предоставила возможность одной грабить и разорять другую. «Западнические» реформы Петра тоже проводились с характерной московской жестокостью. Царствование Анны Иоанновны отмечено расцветом полицейщины.
Конфликт инстинктов и интересов
2 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В душе у каждого человека бурлит конфликт интересов. Его порождают два инстинкта. Один – инстинкт самосохранения. Сегодня он выражается не столько в стремлении не упасть с дерева, сколько в желании жить в тепле и сытно питаться. Достаток позволяет иметь хорошее жилье и неплохое медицинское обслуживание, а значит — сохранять себя любимого. В условиях товарно-денежных отношений инстинкт самосохранения тесно увязан с желанием обогатиться. Как – другой вопрос, по части морали.
Польское жертвоприношение
27 ИЮНЯ 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Люстрация — lustratio — в переводе с латыни буквально означает «очищение посредством жертвоприношения». С конца 80-х годов это слово зазвучало подобно гонгу на всем посткоммунистическом пространстве стран Восточной Европы. Люстрация понималась как чистка — необходимость убрать из силовых и управленческих органов всех, кто сотрудничал с прежним КГБ, а также был причастен к нарушениям прав и свобод во времена коммунистического правления. Однако технология и идеология люстрации явилась огромной проблемой. В Польше она остается предметом дискуссий до сих пор — хотя, казалось бы, за 30 лет должна была утратить свою актуальность по чисто демографическим причинам.
Россия: монополиям — да, конкуренции — нет!
25 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозят монополия — экономическая и политическая? Многие ответят: политическая монополия правящей группы ведет к абсолютной власти, а абсолютная власть портит людей абсолютно. Чтобы ее сохранить, власть имущие могут подвергать репрессиям миллионы, как делали Сталин и его опричники из НКВД или Мао со своими приспешниками. В сфере экономики монополии блокируют «созидательное разрушение» убыточных производств, когда те терпят банкротство, не выдержав конкуренции с более успешными фирмами. Одно это уже обрекает народ на нищету.
Малообразованными помыкать легче
22 ИЮНЯ 2018 // С. МАГАРИЛ, П. ФИЛИППОВ
Безграмотностью и средневековым сознанием русского крестьянства объясняется «аграрный террор», разлившийся в начале ХХ в. по европейской части России. Настроенные против помещиков, стремясь сохранить общину и добиться передачи ей помещичьей земли, крестьяне громили и поджигали помещичьи имения и хозяйства вышедших из общин кулаков – «мироедов». Масштабы «аграрного террора» были огромны: «За 1907-1909 гг. сожжено 71% помещичьих усадеб и 29% хозяйств кулаков. В период с 1910 по 1913 г. сожжено 32% помещичьих усадеб и 67% кулацких хуторов»
Чем нам грозит пенсионная реформа?
18 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, отсутствие стремления бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных  как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого ему мирно не выбраться. Именно это мы и наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой.
У большинства собственного мнения нет
13 ИЮНЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Зависимость россиян от телевизионной пропаганды   очень высока. ТВ —  главный конструктор реальности и самый авторитетный источник. Потому что информация  подается от имени государства, власти. Способность кремлевских пропагандистов навязать свое толкование событий держится на определенной тактике: перед этим создается атмосфера неопределенности и тревоги, дискредитируются все другие позиции, а лишь затем предлагается своя интерпретация. Причем она строится как единственно возможная. Нынешний режим присвоил себе роль арбитра, который трактует события с точки зрения «интересов большинства».
Иерархия — в наших генах
11 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
У историков и этологов противоположное восприятие автократических и тоталитарных государств. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога — это примитивные, основанные на инстинктах самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. И построили их не гении, а паханы.
Дефицит гражданского
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.