Что делать?
14 декабря 2018 г.
Чем нам грозит пенсионная реформа?
18 ИЮНЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ
ТАСС

Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, отсутствие стремления бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных  как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого ему мирно не выбраться. Именно это мы и наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой.

Президент и правительство предлагают повысить возраст выхода на пенсию для мужчин с 60 до 65 лет, для женщин – с 55 до 63 лет. Повышение предлагают сделать постепенным, через каждые 6 месяцев. Такая  скорость повышения пенсионного возраста будет самой большой в мире.

В 2005 году Путин обещал не увеличивать возраст выхода на пенсию, заявляя, что пока он президент, этого не произойдет. Мол, надо лишь стимулировать людей работать и в статусе пенсионеров. И даже накануне последних выборов не говорил о задуманной пенсионной реформе. Опять он нас обманул. И хотя его пресс-секретарь попытался «отмазать» шефа, сославшись на то, что реформа – дело правительства, каждый в России знает, кто в доме хозяин. Впрочем, насколько обоснованно Путин нарушил свои обещания?

О том, что действующая пенсионная система не сбалансирована и негативно влияет на экономическое развитие страны, написано немало. Отмечено, что пенсионные взносы покрывают намного меньше половины выплат пенсий, а финансирование расходов Пенсионного фонда из бюджета в 2,5 раза превышает средний показатель по европейским странам. Эксперты предсказывают, что сохранение нынешней пенсионной системы в течение следующих 50-60 лет (т. е. срока, покрывающего сначала трудовой, а затем пенсионный период жизни человека) в ее теперешнем виде приведет к тому, что относительный уровень пенсий по сравнению с зарплатой снизится. 

По состоянию здоровья, степени трудоспособности и ожидаемой продолжительности жизни россиянин, которому в 2030 г. исполнится 65 лет, скорее всего, будет примерно соответствовать россиянину, который сейчас находится в возрасте 60 лет. Получается, что сроки выхода на пенсию лучше регулярно корректировать, примерно так, как пересматривают стоимость прожиточного минимума с учетом инфляции. В противном случае мы задушим производство ростом налогов и социальных взносов. И тогда нельзя будет рассчитывать ни на динамичный рост экономики, ни на получение достойных пенсий.

Зарубежные аналитики отмечают, что, хотя в России отмечен «средний» уровень бюджетных расходов на выплату пенсий среди стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), размер индивидуальной пенсии «очень низкий». Почему? 

Причин несколько. Главная — разворовывание государственной казны, что ведет к дефициту бюджета, влияет и на размер дотаций Пенсионному фонду. Известно о завышенных в 2-3 раза сметах на строительство убыточных газопроводов «Сила Сибири», «Турецкий поток» и Северный поток-2», о росте в десять раз стоимости строительства стадиона «Зенит» в Питере, о непомерных расходах на Сочинскую олимпиаду, на строительство стадионов к Чемпионату по футболу, о воровстве на космодроме Восточный, о множестве других коррупционных сделок власть имущих.

Вторая причина: не использованы возможности для рационализации пенсионной системы без повышения пенсионного возраста. У нас огромный «серый» сектор, возникший из-за того, что местные власти «кошмарят» бизнес. Занятые в этом секторе не платят налогов, за них работодатели не делают пенсионных отчислений.

Третья причина — большие группы привилегированных пенсионеров, на выплату пенсий которым уходит почти половина средств Пенсионного фонда. Это пенсии, выплачиваемые до наступления пенсионного возраста. Депутаты, силовики, военные. Депутаты получают большие пенсии, отсидев лишь один срок в Госдуме, силовики и военные – после 20 лет службы. Такие группы пенсионерами становятся и в 40-50 лет, эта ситуация не похожа ни на одну современную страну.

В России не использованы и другие способы совершенствования пенсионной системы. Например, не предусмотрена, как в других странах, возможность раннего выхода на пенсию без претензий на получение более высокой.

У государства своих денег нет. Все, что собирается в государственную в казну, – это наши налоги, социальные взносы и отчисления в Пенсионный фонд. И тот факт, что при равенстве процента бюджетных расходов размер пенсий в сравнении со странами Европы  низкий, свидетельствует лишь о том, что деньги и из Пенсионного фонда, и из казны уходят не туда. А как перераспределяются деньги – из бюджета в Пенсионный фонд или обратно – зависит лишь от принятых ставок налогов и размера пенсионных отчислений. Это вопрос важный для установления стимулов к экономическому развитию, но не столь важен, чтобы понять, доживет ли средний россиянин до пенсии. Или умрет раньше, оставив нашим властям для разграбления выплаченные им пенсионные взносы.

Россиян упрекают в патернализме. Это верно, надежда на государство нам присуща больше, чем другим народам. Но государство – это наш «общак». Люди всегда возлагали надежду на общие фонды и взаимопомощь, будь то крестьянская община, система страхования или государственная казна. Другое дело, кто и как распоряжается средствами этого «общака».

Патерналистская культура народа не предполагает его вмешательства в деятельность органов власти. Но их практика вызывает большие сомнения в честном использовании собранных налогов и пенсионных взносов. А люди не хотят отвечать за беспредел «партии жуликов и воров». Поэтому россияне и относятся к повышению пенсионного возраста так негативно. Они не доверяют власти, на это есть причины. Прежде всего, наша история. При царе знать обирала крестьян и купалась в роскоши. При Советах большевистская власть изымала хлеб у крестьян и обрекала их на Голодомор, держала все население (за исключением номенклатуры) в нищете. Чекисты гнобили миллионы людей в лагерях на «стройках коммунизма». Так было, но надо помнить, что стереотипы поведения, взгляды, культурные ценности народа меняются очень медленно, со сменой многих поколений.

При нынешней власти сформировался «кумовской капитализм», отличительная черта которого вывоз олигархами капиталов и семей в Европу, превращение России в колонию развитых стран. Тогда откуда возьмется доверие к правительству, к нашим институтам, к предлагаемой им пенсионной реформе? И, вообще, есть ли сегодня необходимость проведения пенсионной реформы в столь негуманной версии? Попытаемся разобраться.

Главное порок предлагаемой реформы – соотношение продолжительности жизни и пенсионного возраста. Россия по продолжительности жизни находится на 110-м месте из 184-х. Мужчины у нас живут в среднем 64,7 года, на 10 лет меньше, чем в развитых странах. Средний срок дожития на пенсии (разница между средней продолжительностью жизни и возрастом выхода на пенсию) в европейских странах составляет 20–25 лет, а в Австрии – даже 30 лет. В России после предлагаемой реформы эта разница будет равна минус 0,3 года (65 – 64,7). Причем до 60 лет сегодня не доживает треть мужчин. Их пенсионные отчисления, сделанные в течение всей жизни, станут настоящим подарком нашим казнокрадам.

Не сладко будет всем. В первый год реформы не выйдут на пенсию 2 млн человек. Если учесть, что пенсия в России в среднем составляет около 14 тыс. рублей, то за год на каждого наберется примерно 180 тысяч рублей. Именно такую сумму власть имущие собираются сэкономить на каждом, кому до пенсии остался год. А на тех, кому выход на пенсию отложат на 4 года – сэкономят в суммарно пенсий целый миллион!

Реформа больно ударит по пожилым. Учтем, что половина работающих россиян имеет ежемесячный доход менее 25 тыс. рублей. В возрасте старше 45 лет невозможно найти хорошо оплачиваемую работу даже квалифицированному специалисту. Пожилые люди, попавшие под сокращение, выживают, устраиваясь на мало оплачиваемую работу, –дежурными или охранниками. Когда они выходят на пенсию, им на жизнь кое-как хватает. А теперь этой столь необходимой пенсии пожилых лишат. Появится слой «новых бедных», живущих в крайней нищете. 

Аукнется такая реформа и молодым. Если старики будут занимать свои рабочие места до 65 лет, то число вакансий для молодых резко сократится, вырастет безработица. Ведь инвестиции в страну не идут, не строятся высокотехнологичные предприятия, не создаются новые рабочие места. Как и где жить молодым? Получается, что власть любым способом выталкивает из России активных и образованных. И правильно, чтобы добывать и продавать газ и нефть, столько нахлебников властям не надо.

Предлагаемая пенсионная реформа не будет благом и для экономики. Упадет уровень зарплат, а он критически важен для экономического роста. И не только потому, что обеспечивает спрос на товары и услуги. Низкая зарплата работников делает невыгодным автоматизацию и механизацию производства. По числу промышленных роботов мы отстаем от Японии в 100 раз именно потому, что там использовать роботы выгоднее, чем нанимать работников. А у нас многое делается вручную, фирмам это обходится дешевле, чем покупать импортные автоматы.

Для проведения такой жестокой пенсионной реформы сегодня нет объективных экономических предпосылок. В России нет дефицита государственного бюджета. На счетах Центрального банка у правительства лежат 2,3 млрд долларов, плюс в Фонде будущих поколений собрано около 4 млрд. долл. Правительство при нынешних ценах на нефть просто купается в деньгах. Но оно хочет подстраховаться и при профиците бюджета в 450 млрд рублей отнять у пенсионеров еще 350-400 млрд рублей пенсий в год! Фактически это дополнительное изъятие доходов граждан, финансирование государственной казны за счет пенсионеров. И хотя для бюджета это составит пустяк, какие-то 2% доходов, по людям оно ударит очень больно.

Предлагаемая пенсионная реформа пока представлена в максимально жестком варианте. Это известный политический маневр. Позже немного смягчат ее драконовские нормы, и недовольные граждане успокоятся. А власть имущие добьются своих целей. Справедливо выражение: «Дайте политикам волю, и вы найдете их руки в ваших карманах». Россияне дают полную волю авторитарному режиму и не протестуют. За последнее время выросли цены на бензин, введены незаконные платежи за капремонт, налоги на недвижимость взимаются по «рыночной» цене объектов. Люди поворчали и смирились. Повторится ли их смирение при столь жесткой пенсионной реформе?

Наш народ понимает демократию как референдум о доверии вождю первобытного племени. Мол, мы ему доверяем, за него проголосовали, пусть командует, как хочет. Как фантазии люди воспринимают такие достижения европейской политической культуры, как контроль граждан и СМИ за работой органов власти, разделение властей, право гражданина оспорить незаконные решения исполнительной власти (и даже президента!) в независимом суде. С нашей политической культурой мы получаем то, что заслужили.

 И все же пенсионную реформу проводить когда-нибудь придется. Но проводить ее надо гуманным способом. Повторим: начинать надо с реальной борьбы с казнокрадством и всепроникающей коррупцией, с разбазариванием общественных средств на сомнительные цели. А уж затем очень медленно повышать возраст выхода на пенсию. Способно ли добиться такой стратегии наше общество? Предлагается добиваться проведения референдума о пенсионной реформе. Сообщают, что уже собрано более миллиона подписей. На 28 июля в Москве намечен первый объединенный митинг протеста против намеченной пенсионной реформы. Много ли он соберет граждан, способных отстаивать свои интересы?












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Местное самоуправление – двигатель шведского прогресса?
12 ДЕКАБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Истоки шведской модели государства восходят еще к XV в., когда в скандинавских странах происходили жестокие конфликты между аристократией, королевской властью и городами. Сравним: в Дании (как и в России, и во многих европейских странах) крестьянам в ту эпоху было запрещено иметь оружие, и несколько веков Дания оставалась классическим феодальным государством. А в Швеции, возможно, сыграли свою роль традиции викингов, крестьянство было настолько сильным, что феодалам не удалось его разоружить.
Проблема диалога власти и бизнеса. Что делать?
28 НОЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Специалистами «Левада-Центра» совместно с Московским Центром Карнеги недавно проведено исследование, являющееся попыткой диалога бизнеса с властью. Это совсем непросто. Сегодня на первый план выдвинулась группа привилегированных, объединенных личными связями чиновников и близких к власти «предпринимателей». Фактически они рассматривают экономическое пространство России как среду для неограниченного собственного обогащения, что делается нерыночными методами и чаще всего в ущерб развитию страны. Интересы этой группы олигархов призвано защищать щедро финансируемое «сословие» силовиков, обладающее де-факто почти неограниченным набором прав и существенными привилегиями.
Реформировать правоохранительную систему России!
25 НОЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россияне в большинстве своем не доверяют полиции. Об этом говорят социологические опросы: всего 31% жителей России чувствуют себя уверенно при ответе на вопрос об ощущении безопасности в городе или местности, где они проживают. Для сравнения: в Эстонии и Чехии в безопасности себя чувствуют 60% населения.[i] Наш показатель один из самых низких в мире, что свидетельствует о крайней неэффективности работы полиции.
Пенсионные системы четырех государств. Сравним!
14 НОЯБРЯ 2018 // НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА
Первое, с чего надо начать, так это признать, что наша пенсионная система очень неустойчива. Уже после развала Советского Союза система меняется пятый раз, и всерьез. Надо разобраться, почему же после очередной реформы ситуация только ухудшается. Сравним с пенсионными системами в других странах, чтобы понять, что же у нас не так. Возьмем Норвегию. Она проводила пенсионную реформу целых 8 лет. В 2001 году была собрана пенсионная комиссия, которая рассмотрела все предложения. Эти предложения обсуждались обществом, высказывались «за» и «против», и только в 2009 году был принят закон об основах пенсионной системы Норвегии, который работает до сих пор
Чем окончится русский «праздник санкций»
7 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ЦИПКО
Я, честно говоря, не понимаю, за что уволили саратовского министра занятости Наталью Соколову. Не она решила, что в прожиточном минимуме пенсионера не должно быть денег на мясо, что, если русский человек будет есть только макароны и перловку, то он будет и стройнее, и духом крепче. Разве можно обвинять человека в том, что она как практик, как человек, далекий от политики, показала на цифрах, на пальцах, как можно реализовать в жизни философию «крымнашевской» России. Философию, согласно которой русский человек только тогда будет русским патриотом, когда он будет «жить при минимуме материальных благ» и как православный человек будет вести аскетический, «монастырский» образ жизни. Ведь провидец Владимир Якунин еще до появления «крымнашевской» России, еще в нулевые, в проклятые, как сейчас принято говорить, «тучные годы», привлек десятки, а может быть сотни «обществоведов-патриотов» к пропаганде «жизни без мяса» с «затянутым поясом».
Как сделать Конституционный суд независимым и эффективным?
30 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по материалам прессы О необходимости разделения властей, о системе сдержек и противовесов, которая не позволяет сконцентрировать власть в руках авторитарного властителя написано немало книг и статей. Но, как оказалось, разделения мало. Нужен надзор за его исполнением. Во многих развитых странах в последние годы сформированы специальные институты конституционного надзора за взаимодействием ветвей власти, регионов и центра, за соблюдением неотъемлемых прав человека. 
Гражданской войны в 1993 г. избежали. И что сделали?
24 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Давайте обсудим, какие реформы власть после 1993 года провела, а какие не смогла или не захотела, что и привело к нынешнему дикому социальному расслоению, стагнации экономики, самоизоляции страны от развитого мира и подавлению гражданских свобод.  Для модернизации страны авторитарная власть – это хорошо или плохо? При проведении назревших, но не одобряемых населением болезненных экономических реформ – вроде бы хорошо. Ведь в стране с сохранившимися монархическими традициями народа, сотни лет жившего в условиях крепостного права и после 70 лет диктатуры коммунистов, назревшие реформы не могут быть инициированы «снизу». Мы не средневековая Франция или Англия, где необходимые преобразования вынашивались в массах предпринимателей и крестьян десятилетиями и дали толчок реформам.
За и против коммунизма
18 ОКТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Кадры решают все
1 ОКТЯБРЯ 2018 // ВИКТОР ШЕЙНИС
Наблюдая за деятельностью своего предшественника сначала издали, а потом постепенно приближаясь к трону, Путин твердо усвоил, что высокие рейтинги – вещь зыбкая и преходящая, что не только на них зиждется власть. Для выработки, а затем и реализации курса практической политики требовалась команда. Ее формированием он начал заниматься, находясь еще на подступах к президентству. «Путин благодаря своей восприимчивости легко входит в любую систему людей, даже в совершенно новых для него условиях, – пишет один из его биографов. – У него очень хорошо развита интуиция, которую он использует в ходе подковерных игр».
Указ 1400 – причины и следствия
27 СЕНТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Для тех, кому сегодня лет сорок, события 1993 года, роспуск Советов и принятие новой Конституции России – нечто древнее и малопонятное. В тот год они были молоды, у них были другие интересы. Между тем, знать новейшую историю своей страны, ошибки и промахи ее лидеров – полезно. Ведь не зря говорят: на ошибках учатся! После подавления путча ГКЧП в августе 1991 года исполнительная власть в России перешла в руки реформаторов. Были сделаны первые радикальные шаги по переходу к рыночной экономике. 2 января 1992 г. освободили цены, в феврале того же года по предложению ленинградцев приняли Указ о свободной торговле, позволивший россиянам распродавать на площадях  запасы дефицитной туалетной бумаги, бритв и прочего дефицита. Утвердили программу приватизации и начали передавать в частные руки  магазины, кафе, мастерские. Сокращение военных расходов привело к закрытию многих оборонных предприятий и сделало безработными сотни тысяч людей. Инфляция съедала сбережения и снижала реальные доходы.